КУЛИБИНСК КЛУБ
Регистрация
Познайте истину, и истина сделает вас свободными...

 

   

10 активных сообщений форума ↓
КУЛИБИНСК КЛУБ начинает тему
« Вилы для перевозки рулонов сена» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
17 августа 2018
КУЛИБИНСК КЛУБ начинает тему
« Отказала гидравлика» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
27 июля 2018
/алексейНН/ отвечает в теме
« ЗАКОНЫ И ПРАВИЛА, КОТОРЫЕ НУЖНО ЗНАТЬ» на форуме «ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО»
27 апреля 2018
КУЛИБИНСК КЛУБ начинает тему
« Улучшение работы дроссельной заслонки ВАЗ» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
17 февраля 2018
алексейНН отвечает в теме
« Трактора» на форуме «ТЕХНИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА»
16 января 2018
алексейНН отвечает в теме
« Отверстие для возврата масла в КПП из РК УАЗ» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
2 января 2018
алексейНН отвечает в теме
« ЛЕТАЮЩИЙ БЕЛЫЙ РОЯЛЬ» на форуме «АУДИО И ВИДЕО РОЛИКИ»
8 декабря 2017
КУЛИБИНСК КЛУБ начинает тему
« Кормушка для собаки» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
19 сентября 2017
КУЛИБИНСК КЛУБ начинает тему
« Площадка для крепления подушки двигателя ВАЗ» на форуме «ОБСУДИМ СТАТЬИ САЙТА»
3 августа 2017
алексейНН отвечает в теме
« Республиканские системы» на форуме «ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО»
5 июля 2017

  

 

СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ МОДЕЛИРУЮЩИЕ СЕМИОТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ

авторы: Вяч. Вс. ИВАНОВ, В. Н. ТОПОРОВ
  
ЗА АКТИВНОЕ УЧАСТИЕЗА ФОТОГРАФИИЗА 5000 СООБЩЕНИЙ НА ФОРУМЕЗА 500 СООБЩЕНИЙ НА ФОРУМЕза 500 КОМЕНТОВ!ЗА 2000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 3000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 4000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 6000 СООБЩЕНИЙ!ЗА АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ!ЗА 7000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 5 БАЛОВ КАРМЫ (можно создать блог)ЗА 8000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 9000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 1000 КОМЕНТОВ!за 10000 СООБЩЕНИЙ!ЗА 50 БАЛОВ КАРМЫ!ЗА 500 БАЛОВ!ЗА 500 ФОТО!за 1000 ФОТО!ЗА 100 БАЛОВ КАРМЫ!ЗА 2000 КОМЕНТОВ!20.000 сообщений на форумеЗа 100 сообщений на форуме!
Сообщений: 24511
АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ
Вяч. Вс. ИВАНОВ, В. Н. ТОПОРОВ
СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ
МОДЕЛИРУЮЩИЕ
СЕМИОТИЧЕСКИЕ
СИСТЕМЫ

(Древний период)


ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие 5
Часть первая. Некоторые фрагменты славянской модели
мира (система RS) 11
Глава /. Восточнославянская система RS (уровень I-RS) .... 11
1. Вводные замечания к уровню I-RS 11
2. Элементы уровня I-RS 12
3. Отношения между элементами уровня I-RS 21
Глава //. Система RS (уровень I-RS) у балтийских славян ... 30
1. Вводные замечания к уровню I-RS 30
2. Элементы уровня I-RS 31
3. Отношения между элементами уровня I-RS 41
Глава ///. Некоторые другие источники реконструкции уровня
I-RS древней славянской системы RS 53-
Часть вторая. К вопросу о реконструкции плана содер-
жания древней славянской системы RS ''•>
Глава /. Система противопоставлений (K
I. 1. Счастье (доля) — несчастье (недоля) 65>
I. 2. Жизнь — смерть 73.
I. 3. Чет — нечет 85»
II. 4. Правый — левый 91
II. 5. Верх — низ 9&
II. 6—6а. Небо — земля и земля — преисподняя 100*
П. 7. 8. Юг — север, восток — запад 109
П. 9. Море — суша и суша — море 113
III. 10. День — ночь 118
III. 10а. Весна—зима 120
III. И. Солнце — луна 133,
III. 12. Светлый — темный A2а. белый — черный, 12Ь. крас-
ный — черный) 13&
III. 13. Огонь — влага 140*
III. 13а. Сухой —мокрый 147
III. 13b. Земля — вода 155-
IV. 14. Свой — чужой 156.
IV. 14а. Близкий — далекий 16S.
IV. 14Ь. Дом — лес 16&
IV. 15. Мужской — женский 175i
IV. 16. Старший — младший; 16а. Главный — неглавный; 16Ь.
Предки — потомки 179*
17. Сакральный — мирской 18Ф
а
Глава //.О возможном описании структуры древней славянской
системы RS по уровням 185
Глава ///. Некоторые типологические замечания о древней сла-
вянской системе RS 192
Часть третья. Некоторые фрагменты реконструируемых
славянских текстов 218
Глава /. Система записи 218
Глава И. Примеры формализованной записи реконструируемых
текстов и их элементов . . * .- 222
Указатели 240


=============

ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемая монография является продолжением опубли-
кованной ранее работы авторов «К реконструкции праславянского
текста» («Славянское языкознание. Доклады советской делегации.
V Международный съезд славистов». Москва, 1963). Обе работы
связаны с решением задачи реконструкции на разных уровнях
праславянских или древних славянских текстов и систем, лежащих
в их основе.
В первой работе излагаются принципы реконструкции текста
по уровням, начиная с низших уровней, непосредственно связан-
ных с языком, — фонологического, метрического, морфологи-
ческого, синтаксического и трансформационного. Для каждого
из этих уровней, как и для некоторых более высоких (надъязы-
ковых) уровней, была предложена особая система формализован-
ной записи, которая используется в третьей части настоящей
книги при реконструкции конкретных праславянских и славян-
ских текстов. Эта запись предполагает определенные знания
о структуре перечисленных уровней применительно к праславян-
скому, причем по отношению к высшим, надъязыковым, уровням
оказывается особенно важным анализ семантических отношений
между элементами плана содержания, чему в основном и посвя-
щена настоящая монография. Поскольку принятая система записи
не является универсальным метаязыком, а служит открытым набо-
ром элементов, ориентированным на специальные цели реконструк-
ции праславянских текстов, в нее вносятся соответствующие видоиз-
менения по мере перехода к другим традициям. Если в первой
работе («К реконструкции праславянского текста») основное
внимание уделено выработке этой формализованной записи ре-
конструируемого текста (прежде всего на низших языковых
уровнях) и примерам реконструкции отдельных имен и словосо-
четаний (и лишь в небольшой степени более пространного текста),
то в настоящем исследовании внимание было сосредоточено на
реконструкции высших уровней. Преимущественное внимание
к реконструкции высших уровней объясняется тем, что в силу
5
особенностей эволюции от праславянского к отдельным славян-
ским языкам (ср. незначительность промежутка, отделяющего
праславянский язык от первых памятников письменности отдель-
ных славянских языков, а также сохраняющуюся близость сла-
вянских языков между собой, облегчающую реконструкцию более
древней стадии в развитии языка) реконструкция текста на низ-
ших уровнях (например, фонологическом и морфологическом) не
представляет принципиальных трудностей. Вместе с тем резкий
разрыв в культурной истории всех славянских народов на отрезке
от позднего праславянского к ранним славянским культурам,
зафиксированным в письменных источниках после принятия хри-
стианства, делает особенно сложной проблему реконструкции
содержания текста, т. е. того семантического сообщения, правила
кодирования которого на низших уровнях были уже описаны
раньше. Отсюда вытекает необходимость исследования и рекон-
струкции семантики текстов в широком смысле, предполагающем
восстановление древней модели мира. Тем самым эта книга од-
новременно связана с обращением к традиции классических сла-
вистических работ второй половины XIX в., где был собран огром-
ный материал для реконструкции древнеславянских представле-
ний о мире, и к современному функциональному истолкованию
структурных схем в культурной антропологии и семиотике. Соот-
ветствующие теоретические проблемы были изложены в совместной
статье авторов этой работы и А. А. Зализняка «О возможности
структурно-типологического изучения некоторых моделирующих
семиотических систем» («Структурно-типологические исследо-
вания». Москва, 1962), и поэтому здесь можно ограничиться лишь
кратким изложением семиотических принципов описания модели
мира, применяемых далее при анализе древних мифологических
систем.
Устройство (автомат, человек или животное), взаимодействую-
щее с окружающей средой, перерабатывает получаемую им ин-
формацию о среде и о самом данном устройстве. При этом обычно
в тех областях, где осуществляется активное взаимодействие
устройства со средой, работа этого устройства исходит из установки
на дешифровку, предполагающей осмысленность перерабатывае-
мой информации. Перерабатываться могут либо первичные данные,
получаемые приборами (искусственными или органическими, т. е.
рецепторами), либо вторичные, являющиеся результатом переко-
дирования первичных данных. Во втором случае (который в даль-
нейшем и будет предметом обсуждения в настоящей работе) име-
ется возможность установления таких закономерных соответствий
между получаемыми сигналами и образами этих сигналов, кото-
рые не выводимы прямо из организации воспринимающих при-
боров (в отличие от первого случая, где закономерные соответ-
ствия носят другой характер, поскольку они объясняются раз-
личиями между организацией устройства и организацией среды).
Во втором случае естественно предположение, что имеется второй
участник акта коммуникации, закодировавший сообщение, полу-
чаемое и декодируемое данным устройством. Если устройством
является человек, то граница между первым случаем L (когда
перерабатываются первичные данные приборов, не предполагаю-
щие наличия никакого второго участника в акте коммуникации,
кроме всей среды, включая данное устройство — случай «игр
€ природой») и вторым случаем S (когда перерабатываются вторич-
ные данные, предполагающие наличие второго участника акта
коммуникации) проводится целым коллективом в зависимости
от того, в каких именно областях осуществляется взаимодействие
коллектива со средой и взаимодействие членов коллектива друг
с другом. Поскольку эти области являются подвижными, отно-
сительными (и даже вообще необязательными) являются и гра-
ницы между первым и вторым случаем: во-первых (как это дела-
лось во многих древних коллективах, см. ниже), наличие второго
участника акта коммуникации может предполагаться во всех
случаях (т. е. L понимается как S), во-вторых (как это предпола-
гается при дальнейшем установлении более непосредственных
связей между биологическим и семиотическим исследованием
человека), любые закономерные соответствия между получаемыми
сигналами и их образами могли бы в конечном счете выводиться
из особенностей организации человека (т. е. S понимается как L).
Признавая необязательность (и, более того, несостоятельность
с некоторой объективной точки зрения) этих границ (в той мере,
в какой они проводятся в коллективах, подобных тем, которые
описываются в настоящей работе), следует тем не менее отметить
важность исследования этих границ для характеристики самого
коллектива, так как модель мира, строящаяся данным коллекти-
вом, складывается из всех семиотических систем, находящихся
в пределах S.
Под миром U можно понимать среду и устройство в их взаимо-
действии (т. е. мир понимается как пассивная память машины),
тогда как под моделью М мира U можно понимать образ U в S
(получаемый через посредство L). Модель MU может существовать
в пределах S в различных семиотических воплощениях: одни из
них могут осознаваться данным коллективом (например, рели-
гиозные, социальные и т. п.), другие относятся к области бессо-
знательной социальной психологии (например, семантика есте-
ственного языка). Модель мира является вместе с тем программой
поведения для личности и для коллектива, так как она определяет
набор операций, служащих для воздействия на мир, правила их
использования и их мотивировку. Модель мира может реализо-
ваться в различных формах человеческого поведения и в резуль-
татах этого поведения (например, в языковых текстах, социальных
институтах, памятниках материальной культуры и т. д.); в даль-
нейшем всякая такая реализация называется текстом.
Некоторые принципы изучения таких текстов и семиотичес-
ких систем, в частности в применении к задачам реконструкции
рассматриваются авторами в специальной работе «К постановке
вопроса о реконструкции текста и реконструкции знаковой си-
стемы», где указывается важная для настоящей работы аналогия
между процессом дешифровки и реконструкцией текста.
Поскольку семиотические модели мира определяют правила
поведения личности и коллектива, коллектив осуществляет кон-
троль над хранением и передачей этих моделей и над способами их
введения в человека (обучение в широком смысле), заботясь о еди-
нообразии и преемственности этих моделей. Тем не менее в резуль-
тате вхождения одной и той же личности в состав двух или
нескольких коллективов или вхождения данного коллектива в не-
который более обширный коллектив, а также в результате изме-
нений внутри самого коллектива (которые не всегда могут в до-
статочной мере контролироваться управляющей системой), одна
и та же личность или целый коллектив может пользоваться раз-
ными моделями (их сосуществование может быть источником для
внутренней реконструкции последовательной смены моделей).
При этом возможны (и реально встречаются) следующие способы
взаимодействия разных моделей: а) их изолированное употребле-
ние, когда каждая из моделей приурочена к определенной сфере,
и существуют правила перехода (детерминированные или веро-
ятностные) от одной модели к другой; Ь) креолизация, т. е. нало-
жение моделей друг на друга, выявление в них общих (или ото-
ждествляемых) элементов; с) патологическое разъединение моде-
лей и программ поведения личности. Исследование случая b
(креолизация) оказалось особенно важным для целей этой книги,
поскольку в ней постоянно приходилось учитывать разные случаи
взаимодействия религиозных систем (в дальнейшем для кратко-
сти — RS), такие, как креолизация христианской и дохристианской
(языческой) у восточных славян; взаимное наложение системы
античной мифологии на древнюю славянскую систему у ста-
рых польских и чешских хронистов; еще более сложное взаимо-
действие различных систем RS у авторов, описывавших извне си-
стему RS у балтийских славян через призму других систем RS.
Общие принципы описания моделирующих семиотических
систем (т. е. знаковых систем, описывающих некоторую модель
мира) вырабатывались как в ходе работы над реконструкцией •
древних славянских и других индоевропейских систем, так и
во время полевого обследования ситуации, при которой система RS
в ряде случаев является определяющей (по крайней мере, для
представителей старшего поколения) в совокупности семиотиче-
ских систем, образующих модель мира; такая ситуация изучалась
экспедицией, организованной в 1962 г. Институтом Славяно-
ведения для описания языка и других семиотических систем
у кетов. По первоначальному замыслу в книгу должны были
#ойти результаты всех этих работ (в том числе описание кетской
додели мира и ряда индоевропейских систем RS), а также расши-
ренная версия доклада о реконструкции праславянского текста.
Однако часть, посвященная реконструкции древней славянской
системы, оказалась настолько обширной, что авторам пришлось
отказаться от включения в книгу перечисленных выше частей,
ограничившись лишь немногими типологическими параллелями,
число которых легко может быть умножено (более подробные
сведения о типологически сходных семиотических моделирующих
системах излагаются в других работах авторов, в частности в ра-
боте о кетской модели мира, публикуемой в «Ученых записках»
Тартуского университета, серия, посвященная знаковым систе-
мам). Набор основных семантических противопоставлений, не-
зависимо реконструируемый для праславянского, оказывается
в существенных чертах совпадающим с противопоставлениями,
характерными для ряда других, до сих пор актуальных (и поэтому
более доступных для изучения) традиций (таких, как многие си-
бирские, финно-угорские, некоторые тюркские, а также геогра-
фически никак не соприкасающиеся с евразийским культурным
ареалом). Поэтому возникает задача более детального структурно-
типологического анализа всех этих систем, что может составить
содержание дальнейших исследований. Осуществление такого
анализа с целью обнаружения общего для разных традиций на-
бора основных и немногочисленных семантических противопо-
ставлений могло бы представить интерес для общей семантики и
семиотики, а также и для общей лингвистики, где проблема по-
строения универсального метаязыка для описания семантики
естественных языков-объектов выдвинулась в последние годы на
первый план как в теоретическом, так и в прикладных аспектах.
Что касается конкретно славистической стороны предпринятых
исследований, то их естественно было бы продолжить в направле-
нии реконструкции более обширных праславянских текстов на
разных уровнях (включая особенно важные для таких текстов син-
таксический и метрический уровни). В этой же книге, кроме ре-
конструкции самой модели, которой посвящается вторая часть,
приводятся в третьей ее части лишь такие примеры восстанавли-
ваемых текстов меньшего объема, которые непосредственно выте-
кают из реконструируемой модели.
Исследованию реконструируемой модели предпослана первая
часть, в которой описываются наиболее простые и связанные с соб-
ственно языковыми уровнями фрагменты древних систем RS
в отдельных славянских традициях, в частности пантеон восточных
славян и боги балтийских славян. На этих простых примерах
устанавливаются те основные соотношения, которые более полно
и подробно проверяются во второй части книги, где привлечены
материалы других уровней системы (кроме уровня I-RS, т. е.
набора элементов, входивших в официальный пантеон). Основное
внимание во второй части уделяется анализу противопостав-
лений наиболее общего и универсального характера, которые,
строго говоря, не связаны с конкретными предметами и в этом
смысле являются абстрактными. Однако в ходе анализа этих
противопоставлений был в основном выявлен репертуар «кон-
кретных классификаторов» типа зооморфных, отдельных рас-
тительных и других предметных символов (хотя исчерпывающее
описание всего набора таких символов отнюдь не входило
в задачи этой работы). Часть таких конкретных классифика-
торов тоже в той или иной мере является универсальной,
однако вся сеть соотношений абстрактных и конкретных клас-
сификаторов специфична именно для праславянского (не говоря
уж о конкретном языковом воплощении этой сети, которому
посвящается третья часть книги). Проблема соотношения абс-
трактных и конкретных классификаторов рассматривается в двух
последних монографиях К. Леви-Стросса (С. L ё vi-S trauss.
La pensee sauvage. Paris, 1962; Он же. Le cru et le cuit.
Paris, 1964), но первая из них посвящена характеристике одной
из двух основных форм человеческого моделирования мира
в целом, а вторая, наоборот, посвящена анализу в основном
одного противопоставления на материале одной традиции (бо-
роро). В настоящей же работе ставилась цель наметить пути
реконструкции набора абстрактных и отчасти конкретных
классификаторов на материале славянских традиций, при-
чем особое внимание было обращено на языковые тексты
и на лингвистические (в том числе этимологические) данные.
Внеязыковые тексты, например произведения изобразительного
искусства и памятники материальной культуры, привлекались
в столь малой степени, что потребовалось введение ограничи-
тельного определения «языковой» в заглавие работы; это согла-
суется с преимущественным вниманием к языковому воплоще-
нию уровня I-RS в первой части, других уровней системы RS
во второй и особенно третьей частях. Пользуемся случаем
принести благодарность Р. О. Якобсону, с которым обсуждался
ряд проблем славянской мифологии (некоторые противопоставле-
ния, анализ последовательности имен богов в списках, ряд эти-
мологии и т. д.), что помогло авторам в написании этой книги.
Прикрепленные файлы:
_74248.djvu | 4445,83 Кб | Скачали: 338
люди просто так людьми не рождаются...
В начало страницы 
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.